09:17 

Фейт ББ: ЦИФРОВАЯ ВСЕЛЕННАЯ 1. Оператор

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)
Название: ЦИФРОВАЯ ВСЕЛЕННАЯ 1. Оператор
Авторы: Ms Lyra, Kagami-san
Бета: Ms Lyra
Иллюстратор: Я - японский иероглиф
Размер: 19819 слов
Пейринг/Персонажи: Гильгамеш/Энкиду, Гильгамеш/Диармайд; Артурия, Искандер, Кухулин, Ойсин etc
Категория: слэш
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: АУ. Смерть персонажа.
Скачать: docxtxtfb2арт 1арт 2

ДИАРМАЙД

Этот сон Диармайду начал сниться недавно.
Яркий, четкий, черно-белый. Непохожий на обычные, которые забываются, лишь только проснешься. А самое главное – у него было продолжение.
Почти неделю назад, заснув, Диармайд попал в совершенно белую комнату без окон и с одной-единственной дверью. За дверью был длинный коридор, который метров через пятьдесят расходился в разные стороны.
В первую ночь Диармайд повернул направо и ровно через сто шагов опять остановился у развилки. Замешкавшись на какое-то время, он опять свернул направо – и проснулся. Над ухом, как оглашенный, орал будильник – пора было на работу.
За дневными заботами сон забылся, но следующей же ночью он напомнил о себе. Диармайд, уснув, очутился в уже знакомом коридоре и продолжил свой путь.
После еще двух поворотов он уткнулся в тупик, и пришлось возвращаться обратно.
Через три ночи коридор перестал быть однообразным. В нем начали появляться двери – запертые – и мебель: стулья, столики, шкафы, чаще всего пустые. Было даже несколько кадок с фикусами.
В этом месте все воспринималось как само собой разумеющееся.



Голоса и слова появились на четвертый день, когда коридор привел его в небольшую комнату с мягким ковром на полу. Войдя внутрь, Диармайд оглянулся, увидел очередную дверь и пошел к ней.
Когда он потянулся к дверной ручке, его позвали по имени. Диармайд резко повернулся, но никого не увидел: в комнате он по-прежнему был один. Зато на стене появилась надпись, выведенная неверным, дрожащим почерком: "Жду...", а дальше шел улыбающийся смайлик.
В глубине коридоров что-то завыло. Диармайд вздрогнул и проснулся: его, как всегда, разбудил будильник.
Реальность встретила проливным дождем и стойким запахом чего-то горелого.
Выбора не было, пришлось вставать. Судя по всему, Ойсин, друг и сосед по квартире, опять пытался приготовить что-то на завтрак. Обычно эти его попытки заканчивались плачевно – и сегодняшнее утро, видимо, не было исключением.
– Что подгорело на этот раз? – спросил Диармайд, выходя на кухню.
– А что-то подгорело? – невинно поинтересовался Ойсин и сунул почерневшую сковородку с плиты в мойку.
Диармайд красноречиво помахал в воздухе рукой, словно разгоняя дым.
– Мммм, – задумчиво протянул Ойсин. – С яичницей нынче не сложилось.
После этого философского замечания он перебрался от плиты за стол и там углубился в чтение одного из своих музыкальных журналов.
– Ясно, – хмыкнул Диармайд и пошел в душ.
– Ты сегодня работаешь? – крикнул ему вслед Ойсин.
– Да. Полная смена.
– Значит, на парах тебя не ждать?
– Не ждать, – подтвердил Диа и включил воду.
Пять минут под контрастным душем, и жизнь приобрела новые краски. Уже выбравшись из кабинки, Диармайд обмотался полотенцем, провел рукой по запотевшему зеркалу – и остолбенел, увидев белый коридор, уходящий в неизвестные дали.
– Что за черт, – он протер глаза и опять взглянул в зеркало. Оттуда на него, слегка ошалело, смотрел он сам.
– Бред какой, – пробормотал Диармайд и принялся бриться.
За завтраком он попробовал рассказать Ойсину о своем сне. Тот, с аппетитом уплетая омлет, который Диармайд приготовил вместо сгоревшей яичницы, многозначительно кивал, а потом сказал, что все это игры уставшего сознания и что надо больше отдыхать, а не работать и учиться круглосуточно.
В общем-то, Ойсин был прав. Уже полгода Диармайд пытался совместить работу и учебу, и у него неплохо получалось, хотя иногда он все же переоценивал свои силы.
– Возьми выходной, забей на универ и просто отдохни, – Ойсин доел, встал, покровительственно похлопал Диармайда по плечу. – Послушай дядю Ойсина, он плохого не посоветует.
И с этими словами заботливый друг удалился в свою комнату, собираться на лекции.

Ночью Диармайд снова вернулся в свой сон.
Он опять стоял перед дверью, которую так и не успел открыть прошлой ночью. Записки теперь не было, зато была высокая ваза с белоснежными лилиями.
– Уже цветами встречают, – пробормотал Диармайд и открыл дверь.
Очередной коридор его ничуть не удивил.
Через несколько часов блужданий он вышел в оранжерею с цветущими орхидеями. Здесь было жарко, запахи и мокрое тепло мешали дышать, но Диармайд все равно обрадовался: какое-никакое, а разнообразие. Он шел по каменной дорожке между плотными зарослями, оставляя за собой четкие следы босых ног. У выхода его ждала надпись: "Закрывайте дверь", а ниже маркером было добавлено "Те...бя". И подмигивающий смайлик.
Диармайд задумчиво посмотрел на эту надпись, а потом все же вышел, старательно закрыв за собой дверь.
Днем, уйдя на учебу, он все время думал об этих странных словах. Что они могли значить? И значили ли вообще что-нибудь? Но разумные мысли ему в голову не шли, зато от скучных лекций начало клонить в сон.
А вечером была работа.
Диармайд работал официантом в небольшом кафе под романтичным названием "Старый Дублин". Работу он любил и справлялся с ней прекрасно, но сегодня все валилось из его рук и шло не так. После второго перепутанного им заказа хозяин заведения вздохнул и отправил его домой, спать. Диармайд даже не особо сопротивлялся.
Сон затягивал.
Он шел по знакомым коридорам, стараясь ступать бесшумно. Где-то очень тихо, почти на грани восприятия, играла классическая музыка. Она завораживала, влекла к себе, но, куда бы Диармайд не сворачивал, музыка не становилась громче, а порою казалось, что она наоборот отдаляется.
В этот раз комнат не было, не было совсем ничего, только пустые гулкие переходы. Наконец, устав кружить, Диармайд сел, опершись о стену, и прикрыл глаза, вслушиваясь в мягкие баюкающие звуки.
Долго сидеть не пришлось. Вскоре на противоположной стене стали проступать темные буквы: "Ж...д...у..." Диа вздохнул, встал, подошел ближе, коснулся надписи... и резко отдернул руку – его словно обожгло.
– Ничего себе, – пробормотал он, рассматривая черные пятна на пальцах.
Внезапно музыка стала громче и четче.
...и еще громче…
…и еще…
Вскоре она гремела так, что все звуки сливались в один оглушающий поток. Рухнув на колени, Диармайд зажал уши руками, но это ему не помогло, скорее наоборот. Звук причинял боль, оглушал. Диармайд не выдержал и закричал – и тут все вокруг пропало.
Очнулся он уже в реальности: просыпаясь.
Какое-то время он не мог прийти в себя и просто лежал, уставившись в потолок и все еще переживая боль, которую испытал во сне. Потом резко сел в кровати, поднес к глазам руку и выдохнул:
– Что это было?
На пальцах у него все еще темнели пятна, похожие на чернильные.

– Не заболел ли ты, друг мой? – после пар Ойсин нагнал Диармайда, пошел рядом.
– М? – тот покосился на товарища.
– Таким тихим я тебя очень давно не видел.
– Все в поря…
– Знаю эту песенку! – перебил его Ойсин. – Это же ты говорил, когда у тебя температура подскочила до тридцати восьми, а ты все равно рвался на работу.
Диармайд вздохнул и промолчал.
– Сплю паршиво, – через минуту все же признался он. – Сон этот навязчивый. Он словно пьет из меня силы. Тянет энергию.
Ойсин сочувственно хмыкнул и ненадолго задумался.
– Может, сон закончится, когда ты пройдешь лабиринт? – предположил он после паузы.
– Лабиринт?
– Ну да. По твоим рассказам все это очень на прохождение лабиринта смахивает. Коридоры, коридоры, комнаты, коридоры, тупики и опять коридоры.
Диармайд на это ничего не ответил, но всерьез задумался.
– А может, он вообще ничего не значит, – жизнерадостно завершил беседу Ойсин. – Как говорится, порою сон – это всего лишь сон! Хоть и с продолжением.

Музыка звучала опять, но теперь где-то совсем близко. Кажется, пройти еще пару шагов – и наткнешься на…
…дверь была приоткрыта. Диармайд заглянул в щель и увидел светлый, яркий зал, полный роскоши, красок – и золота. Золотой цвет царил в этой комнате. Золотыми были вычурные кресла, огромный обеденный стол, рамки картин, даже ковер на полу был золотым с вкраплениями алого и небесно-голубого.
А еще в комнате были люди.
Двое.
Один – плечистый, рыжий – сидел за столом и что-то писал. Второй – изящный, светловолосый – стоял лицом к окну с бокалом вина в руке.
Сначала Диармайд обрадовался и хотел было открыть дверь пошире, но тут же почувствовал, как его что-то сдерживает. Что-то не пускает. Сопротивляться этому "чему-то" он не мог: волей-неволей пришлось отступить, развернуться и идти по коридору дальше, не оглядываясь.
На пути его постоянно сопровождали записки на стенах, состоящие из одного-единственного слова: "Ж...д...у…"
Что же его так ждало?

Днем Диармайд работал целую смену. Людей было много, но он счел это за везение: больше работы – меньше времени задумываться о всякой ерунде.
Кофе, чай, яблочный пирог и панкейки, тушеное мясо и жаренные в кляре крылышки. Он пытался цепляться за эти простые и понятные вещи, чтобы опять не вспоминать бело-черные коридоры и повторяющееся слово на стене.
– Добрый день, рады вас видеть. Что-то закажете сразу или посмотрите меню? – очередной посетитель, заученные движения и фразы.
– Эспрессо.
– Конечно, – Диармайд уже собирался уходить, но поднял глаза на парня перед собой и замер, вспоминая.
…яркая комната с избытком золота…
– Ну, привет, – бросил ему незнакомец и прищурился.
Это было похоже на волну холодного воздуха, который прошелся по лицу и тут же исчез – но вместе с ним исчезло и еще что-то. Неуловимое.
Диармайд сделал шаг назад, натолкнулся на стул у соседнего столика, вздрогнул, оглянулся.
– Простите… Что?! – вырвалось у него.
Все посетители замерли: кто с ложкой у самого рта, кто откусывая хлеб, кто на полуслове, кто на полудвижении.
– А теперь поговорим, – незнакомец откинулся на спинку своего стула, рассматривая Диармайда, словно оценивая.
– Этого не может быть.
– Только для твоего недоразвитого мировосприятия, – высокомерно заявил гость. Он постучал по столу, и перед ним из ниоткуда появилась чашка с дымящимся кофе. – Впрочем, если судить по скорости обслуживания, ты тот еще тормоз.
– А?.. – ошеломленно спросил Диармайд.
Видение из сна вздохнуло, отпило из чашки и пояснило:
– Эспрессо, – так, будто чертов кофе сейчас вообще имел какое-то значение.
– Кто вы? – не выдержал Диармайд и таки задал самый банальный в мире вопрос.
Незнакомец поморщился:
– Заткнись, шавка, – повелел он царственно, – и запомни, что вопросы здесь задаю я. Вопрос первый: как ты сумел пройти на уровень чертова ИИ?
– Чего? – опешил Диармайд.
– Ты что, решил вывести меня из себя? – незнакомец нахмурился.
Диармайд вздохнул.
– Я не знаю, что такое "ии". Я просто вижу сны.
– Ты просто видишь сны, – медленно повторил светловолосый. В глазах у него при этом явно читалось: "Я большего идиотизма в жизни еще не слышал".
– Ну да! – Диармайд решил стоять на том малом, в чем твердо был уверен.
– Райдер, каково, а? – видение повысило голос. – Он просто видит сны!
– Интересный фокус, – воздух пошел рябью, и из нее появился второй человек из золотой комнаты.
– Быть может, вы объясните мне, что происходит? – взмолился Диармайд.
– Как только, так и сразу, – усмехнулся тот, кого назвали Райдером. – Вот сами разберемся – и тебе объясним, да.
– Его нельзя оставлять здесь! Мало ли что еще ему приснится!
– Тихо-тихо, не кипятись, Гил. А тебе, парень, придется пойти с нами.
– Куда?!
– К Госпоже. Да, кстати, меня Искандером зовут. А это золотко – Гильгамеш.
– Сам ты золотко! – фыркнул светловолосый и одним глотком допил кофе. – Идем уже!
Он встал, резко развернулся и ступил в зарябивший перед ним воздух.
И пропал.
– Ты следующий, – усмехнулся в рыжую бороду Райдер-Искандер, хлопнул Диармайда по плечу и подтолкнул к ряби.
Диармайд сделал шаг и снова оказался в своем сне.
Только на этот раз сон был цветной.
Они втроем стояли теперь в огромном зале, полном проводов, лампочек и каких-то совсем непонятных для Диармайда устройств. Сухой теплый воздух тихо гудел то ли от вентиляции, то ли от напряжения, лампочки иногда помигивали – то оранжевым, то зеленым.
В центре зала был расположен большой темный монитор, от которого отходило множество кабелей.
– Ну что, парень, добро пожаловать в покои Госпожи.
Гильгамеш что-то проворчал у Диармайда за спиной.
А Диа замер перед монитором, на котором стало проступать изображение невероятно красивой длинноволосой блондинки. Она стояла бездвижно, закрыв глаза, и будто прислушивалась – к себе и к миру вокруг.
– Система Грааль, – с гордостью сказал Искандер, так, словно Диармайд должен был понять все сразу и проникнуться.
Но проникнуться он не мог. Он смотрел на тонкое благородное лицо, на едва подрагивающие ресницы, и ему казалось, что блондинка вот-вот заплачет.
Но нет, она не заплакала. Она открыла алые глаза, внимательно посмотрела на Диармайда, и в голове у него зазвучало только одно: "Ж...д...у..."
Ж...д...у...
Ж...д...у...
ТЕБЯ!
Эти же слова побежали телетайпной лентой по стенам, полу и потолку.
Жду, жду тебя!
ЖДУ!
Потом все вспыхнуло ослепительно-белым, холодным светом. Диармайда накрыло этим светом, как волной во время шторма: свет затопил и поглотил его; огромный зал исчез, и мир исчез, осталась только женщина, которая взяла его за руку – Диармайд посмотрел на нее и узнал Госпожу, и Госпожа улыбнулась ему, нежно, о, так нежно...
Диармайд улыбнулся ей в ответ и потерял сознание.

Когда он пришел в себя, первое, что он услышал, был голос Гильгамеша и обрывок фразы:
– ...потратили время зря, но хотя бы эспрессо в их забегаловке был недурен.
– У нас еще чизкейк отличный, – хрипло и немного невнятно сказал Диа. Язык у него пока ворочался с трудом. Голова болела.
Гильгамеш фыркнул, Искандер хохотнул. Потом незнакомый девичий голос спросил:
– Тебе лучше?
– Ему лучше, раз он уже паясничает, – заявил Гильгамеш.
Диармайд осторожно приоткрыл глаза. Оказалось, что мог бы и не осторожничать: зал с Госпожой куда-то пропал; комнату, в которой он очнулся, он видел впервые.
Комната эта была небольшой, оформленной под охотничий кабинет. На полу шкуры, на стенах головы зверей и мечи со щитами, в углу вообще чучело льва. Оно было настолько хорошо сделано, что Диармайд поначалу принял льва за живого.
Рядом со львом в углу устроился Гильгамеш и беззастенчиво Диармайда разглядывал. Искандер сидел в кресле и клацал что-то на широком планшете. Сам Диа лежал на кожаном диване – не очень удобном, шея начала затекать моментально, несмотря на то, что кто-то заботливо подложил ему под голову подушку-думку.
Он пошевелился, заворочался и с некоторым усилием, но все же сел.
– Тебе лучше? – повторила девушка.
Диармайд наконец-то увидел и ее: она сидела за деревянным, тяжеленным даже на вид письменным столом, почти теряясь на его внушительном фоне. Тоненькая, светленькая. Красивая.
– Да, – выдавил он. Язык слушался еще так себе.
– Хорошо, – серьезно кивнула светленькая. – Меня зовут Артурия.
Диа прочистил горло.
– Диармайд О'Дувне, – зачем-то официально представился он.
Артурия нахмурилась – не зло, сосредоточенно:
– Я знаю, кто ты.
Диа поморгал, собираясь с мыслями.
– Откуда? – спросил он. Получилось намного резче, чем он ожидал, но сейчас Диармайду было все равно. Голова у него гудела, здравый рассудок отказывался воспринимать происходящее как реальность. Тут уж было не до образцового соблюдения норм этикета. – Откуда вы меня знаете? Что вам от меня нужно? Кто вы такие вообще?
– Меня зовут Артурия, – невозмутимо повторила девушка. – Ты уже знаком с Искандером и Гилом.
Диармайд открыл рот, потом закрыл. Следовало признать, на вопросы она отвечала с безукоризненной точностью – по крайней мере, на некоторые.
Диа поймал себя на том, что начинает улыбаться.
– Где я? – спросил он уже спокойнее.
Гильгамеш в своем углу закатил глаза и раздраженно выдал:
– Да ты точно тупица, отродье! Ты же каждую ночь тут шляешься!
Манеры у "золотка" были явно... специфические, но его ответ оказался полезным. Диармайд осторожно уточнил:
– Уровень чертова "ии"?
Артурия вздохнула:
– Компьютерная система "Грааль". Замок Госпожи. Госпожа – искусственный интеллект.
– О!.. – только и сказал Диармайд, больше всего удивленный тем, что добился наконец хоть какой-то конкретики.
В этот момент свет в комнате внезапно мигнул, сменил оттенок с естественно-теплого на тревожный оранжевый, и женский голос ­– его можно было бы назвать приятным, если бы не странное, совершенно нечеловеческое звучание – произнес:
– Внимание. Внимание. Нарушение периметра. Угроза безопасности код три. Требуется вмешательство оператора. Внимание. Внимание...
– Я посмотрю, – произнес Гильгамеш, перебивая сообщение, и встал. Следом за ним поднялась и Артурия:
– Я с тобой.
– Мне не нужны няньки, Сейбер, – немедленно огрызнулось "золотко".
– А мне не нужны дыры в программе. Правила...
– Вертел я эти правила!
– ...категорически запрещают одиночное патрулирование.
– Эти твои дурацкие правила обходятся на раз. Попробуй как-нибудь, у тебя получится, только включи мозги.
– Включи свои мозги, хакер доморощенный! – Артурия, кажется, наконец не выдержала. – Ты ломаешь программы, а это прецеденты ошибок! Которые мы потом за тобой патчим! И я уж молчу о том, что ты совершенно не уважаешь наше время, но штопать постоянно систему – это же просто напрашиваться на неприятности!
– Господи, уймись уже, – поморщился Гильгамеш, – честное слово, тебе проще дать, чем объяснить, почему не хочешь. Иди тоже, если тебе так приспичило, только не путайся у меня под ногами.
И оба исчезли из помещения – просто растворились в воздухе.
Диармайд решился заговорить лишь после того, как они ушли.
– И... что это было? – озадаченно спросил он, имея в виду... собственно, всё – и диалог, и сигнал тревоги, и всё остальное.
Искандер, наблюдавший за перепалкой молча, усмехнулся в бороду:
– Это? Да это ничего, парень. Они просто так общаются. Я давно привык.
Диармайд подумал, кивнул и уточнил:
– А куда они? И что за нарушение периметра?
Искандер посерьезнел, посмотрел на Диармайда оценивающе, так, словно бы решал, сказать – или хватит с него уже на сегодня новостей и объяснений.
Диа постарался принять максимально умный вид.
– Нарушение периметра... – задумчиво повторил за ним Искандер, приняв, похоже, решение. Он развернулся в кресле и жестом указал на стену позади Диармайда. Тот оглянулся.
Стена, совершенно ничем не примечательная ранее, и вся мебель под ней исчезли – на их месте теперь было одно огромное окно. Окно ли? Приглядевшись, Диармайд понял, что на самом деле смотрит в монитор – такой, вроде плазмы у него дома, только в разы больше, и изображение в нем куда реалистичнее. Если, конечно, можно было счесть реалистичным то, что Диармайд увидел.
Перед ним, насколько хватало взгляда, простиралась безжизненная каменная равнина. Ветер гнал по камням черную поземку – то ли пыль, то ли пепел. Небеса – Диармайд никогда не видел, чтобы облака были такого бурого цвета – нависали над землей, давя на голову даже через экран. Солнца не было, и лишь слабый рассеянный свет пробивался сквозь плотную завесу туч.
– Я не понимаю, – медленно выговорил он, справившись с первоначальным удивлением.
– Смотри внимательней.
Диармайд подчинился и вскоре все же увидел – сначала просто движение в углу экрана. Словно реагируя на его интерес, монитор подсветил и увеличил нужный сектор – и Диа непроизвольно отшатнулся, едва не снеся стул за спиной.
На экране шевелилась гигантская, размером с автобус, многоножка с жуткими жвалами и прочей гадостью – усами, рогами, клыками, он предпочел не всматриваться. Чудовище выглядело настолько реальным, что казалось, протяни руку, и можно потрогать. Если ты, конечно, достаточно псих для того, чтобы трогать такое.
– Баг, – счел нужным пояснить Искандер, спокойно наблюдавший за реакций Диармайда на увиденное. – Ничего особенного, они часто случаются. Мы их чистим.
– Мы? – довольно глупо переспросил Диа, но пока спрашивал, уже заметил – две маленькие светлые фигурки, такие тонкие и уязвимые на фоне жвал и щупалец, но при этом невероятно яркие, живые, как два солнечных лучика, чудом прорвавшихся под непроницаемую пелену облаков.
– Это?..
– Да. Малышка и Золотко.
Раскрыв рот, Диа наблюдал, как лучики кружатся, танцуют вокруг многоножки. Один из них, кажется, Малышка, удивительно ловко управлялся с мечом, второй был без оружия, и Диармайд уже было забеспокоился, пока не увидел, как тот взмахивает рукой, и небеса словно разверзаются, поливая чудище дождем из золотых клинков. Диа даже не успел разглядеть подробностей, так быстро все кончилось после этого – многоножка зашипела, извиваясь и молотя во все стороны клешнями, ее шкура отвратительно запузырилась и начала лопаться, и первый лучик – Малышка – добила ее одним точным ударом меча.
Представляю, какая там сейчас вонь, вдруг ни с того ни с сего подумал Диармайд.
С некоторым трудом оторвавшись от экрана, он повернулся было к Искандеру, собираясь выспросить подробности – про волшебный дождь, и про баги, и вообще – но не успел.
– Внимание. Внимание, – снова заговорил уже знакомый Диармайду приятный, но совсем неживой голос. Свет в комнате замигал и переключился с оранжевого на красный. – Нарушение периметра. Угроза безопасности код один. Требуется вмешательство администратора. Внимание...
Догадавшись обернуться к огромному монитору-окну, Диа с ужасом увидел, как земля вокруг лучиков зашевелилась и вспучилась, исторгая на поверхность новых многоножек – одну, вторую, третью, потом еще сразу трех.
– Так, парень, – бросил Диармайду Искандер, мгновенно мрачнея и поднимаясь из кресла со скоростью, которой Диа от него не ожидал. – Визит окончен. Всё остальное в другой раз.
И исчез.
А мир вокруг Диа перещелкнуло.

Он стоял посреди кафе перед пустым столиком, а реальность вокруг, будто плохо смазанное колесо, начинала движение: медленно, натужно, с задержками и почти слышимым скрипом. Прошло не меньше минуты, прежде чем время Диармайда и время окружающего мира совпали, а он все еще стоял столбом, и в себя его привел лишь окрик:
– Официант!

В этот вечер, после работы, Диармайд долго бродил по городу, присматриваясь к людям, машинам, улицам, витринам, даже трещинам на асфальте. Словно пытался найти хоть какую-то подсказку, хоть какой-то ответ на массу вопросов, которые крутились у него в голове.
Но ответов не было. Или, вернее, они были не здесь.
Он вернулся домой далеко за полночь, уставший и голодный. Принял душ, перехватил бутербродов и лег спать.
Но сон не шел. Больше часа Диармайд ворочался в кровати, стараясь уснуть – и все зря. Он вышел на кухню, чтобы приготовить чаю, и столкнулся там с Ойсином. Тот задумчиво стоял над джезвой, гипнотизируя кофе, который никак не хотел закипать.
– У меня завтра экзамен, а вот чего полуночничаешь ты? – спросил он.
– Не спится, – признался Диармайд.
– Счастливчик, – вздохнул Ойсин, выключил плиту и перелил кофе в большую кружку.
Диармайд ничего не ответил. Да и что он должен был сказать? Поделиться тем, что с ним случилось днем? Друг бы покрутил пальцем у виска.
Пожелав Ойсину удачной подготовки к экзамену, Диармайд повернулся к плите – и замер, увидев, как на дверце духовки вспыхивает алым слово: "ЖДУ!" И следом подмигивающий смайл.
– Нет, я не схожу с ума, – пробормотал себе под нос Диармайд. Вернувшись в комнату, он лег, зажмурил глаза и уснул почти моментально.

– Что мы ему скажем? – голос Артурии звучал напряженно и неуверенно.
– Правду, – Искандер наоборот был спокоен, как дверь.
– Правду? Можно?
– Нужно, малышка!
Диармайд не мог понять, откуда доносятся эти голоса. Попав в уже знакомый (цветной, как и во время его прошлого визита) сон, он привычно плутал пустыми коридорами и был совершенно не готов к тому, что услышит обрывки чужого разговора. Звук шел будто бы отовсюду – из стен, сверху с потолка, даже из-под пола. Диармайд заглядывал во все двери, которые попадались ему по пути, но пока никого не обнаружил.
– Рано или поздно придется, ты же понимаешь, – это снова Искандер.
– Ничего подобного, – а вот и Гильгамеш. Диа почти видел, как он вальяжно развалился в кресле с бокалом вина (или чашкой кофе) и насмешливо кривится. – Забань его, Сейбер, и дело с концом. Тоже мне, проблема.
Он опять зовет ее Сейбер, невольно отметил Диармайд. Почему? Ругается так, что ли? Не похоже, чтобы ругался.
– Гил, если он оператор...
– Он оператор, – вмешался Искандер. – Другие тут просто так не шляются. Вопрос только в том, какой именно.
– Если он оператор, Госпожа сменит ему учетные данные, и все. Ты его бесконечно банить будешь.
Диармайд почувствовал себя неловко. Разговор определенно шел о нем, и пусть не по собственному желанию, но он подслушивал. И ничего не мог с этим поделать – не уши же затыкать, в самом деле! Хмурясь, Диа ускорил шаг.
– Оператор, шмаператор, – проворчал вокруг него Гильгамеш. – Ну отключи ему железо тогда, сдохнет, как любой другой.
– Гил!
– Гил-Гил, заело тебя? То ей не так, сё ей не так. Сама не знает, чего хочет, а Гил крайний!
– Никто никому ничего не будет отключать!
– Идет, – Гильгамеш явно усмехался. – Тогда как насчет того, чтобы кому-нибудь что-нибудь включить? Например, тебе? Например, мозги?
– Слушай, ты... – Артурия вскипела, и Диармайд на этом месте не выдержал:
– Ради бога, уймитесь оба, – пробормотал он себе под нос в отчаянии.
Голоса вокруг него резко умолкли.
Потом Гильгамеш четко и раздраженно сказал:
– Выключите динамики, идиоты.
И окончательно воцарилась благословенная тишина.

Все было так, как он себе и представлял: вот Искандер невозмутимо просматривает какие-то распечатки. Вот Артурия, строгая и подтянутая, подчеркнуто игнорирует Гильгамеша. Ну и Гильгамеш, "золотко", воцарился в широком кожаном кресле, как на троне, и потягивает красное вино из бокала. "Проблемы с алкоголем? – невольно подумал Диа. – Он же пьет постоянно".
– Что такое оператор? – в лоб спросил он.
Артурия переглянулась с Искандером.
– Да ты в курсе уже, парень, – Искандер отложил бумаги. – Ты же видел Малышку и Золотко.
– Это такие... люди, которые чистят баги? – уточнил Диармайд. – Воины?
– В том числе, да.
– И вы считаете, что я – оператор? Почему? Я же оружия в руки не брал ни разу в жизни!
Гильгамеш пренебрежительно фыркнул из глубин своего кресла.
– Ну, причины у нас есть, – Искандер прищурился, рассматривая Диа с каким-то новым интересом. Гильгамеша он проигнорировал. – И главная заключается в том, что Госпожа сама тебя пускает. Доступ на ее уровень не выдается кому бы то ни было, знаешь ли.
– Может, это какая-то ошибка... – попытался возразить Диармайд, и Гильгамеш опять фыркнул:
– Не держи нас за идиотов, отродье. Мы первым делом решили, что ты троян, и обновили антивирусник, – он поморщился. – Ты чистый.
– Собственно говоря, мы можем это проверить.
Все взгляды обратились на Артурию: Искандеров одобрительный, Гила насмешливый, Диа недоуменный.
– Мы можем проверить, оператор ли он, – Артурия ни капли не смутилась всеобщему вниманию. – Мы можем выпустить его наружу. Если Извне у него подключится виртуалка... ну, тогда все понятно.
– Извне?.. – переспросил Диармайд почти жалобно. Он опять терял нить беседы. – Виртуалка?..
– Отличная идея, Малышка! – бас Искандера перекрыл его вопросы. – Прямо сейчас и давайте! Сводишь его?
– Конечно, – Артурия кивнула и встала. Гильгамеш поцыкал языком:
– Сейбер, а как же твои любимые правила? – поддел он и передразнил: – Одиночное патрулирование категорически запрещается!
– Мы идем вдвоем, – холодно парировала Артурия. – Надеюсь, до двух ты умеешь считать?
– Он не оператор, – фыркнул Гильгамеш и глянул на Диармайда, как обжег.
– Я уже вписала исключение.
– Смотри-ка, можешь, если захочешь!
– Прекратите, – попросил Диа, не вытерпев. От этих двоих у него начинала болеть голова. – Вы что, семейная пара? Ссоритесь с таким знанием дела!..
Артурия осеклась, отвела взгляд и поджала губы. Гильгамеш тоже умолк, но сверкнул глазами так, что Диармайд тут же пожалел, что вообще открыл рот. Искандер захохотал.
– Так держать, парень, – добродушно похвалил он. А потом всё исчезло.

Прежде чем выпустить Диармайда "наружу", Артурия заставила его надеть защитную маску – и теперь его рот, нос и глаза плотно облегали прозрачные тонкие мембраны, мешая с непривычки. Воздух извне, объяснила Артурия, непригоден для нормального дыхания и вреден для слизистых.
– А на тебе нет маски, – заметил Диармайд полувопросом, уже стоя рядом с девушкой на огромной каменной равнине, которую он видел однажды на мониторах Искандера. Сейчас перед ним предстало то самое мрачное зрелище – но сейчас Диа наблюдал все вживую, а не через экран.
– Мне не нужно, – сказала Артурия. Тут, "снаружи", она выглядела странно и непривычно: вместо современного делового костюма – комплект средневековой брони, в руках – меч, едва ли не больший по длине, чем сама она по росту. А вот лицо у нее оставалось прежнее: красивое, серьезное и сосредоточенное. – У меня виртуалка.
Диармайд мог только покачать головой:
– Я не понимаю.
Артурия сжалилась над ним.
– Когда оператор находится Извне, у него запускается виртуалка, – объяснила она. – Особая надстройка, скиллсет, который помогает нам здесь работать.
– Как твои доспехи и меч! – догадался Диармайд, радуясь, что наконец хоть что-то стало проясняться.
– Да. И возможность дышать, среди прочего.
Диа замолчал, пытаясь уложить в голове новую информацию. Голова шла кругом от немедленно нахлынувших новых вопросов.
– Что это за место? – наконец спросил он, осматриваясь. – Как в кино про пост-апокалипсис прямо.
Артурия помолчала тоже.
– Это мир, который мы защищаем.
Диармайду показалось, что говорит она натянуто, неохотно.
Он попробовал сменить тему:
– И вы считаете, у меня тоже должен появиться какой-то... скиллсет? Сейчас? А какой? И почему ничего не происходит?
Он все-таки не удержался, вопросы сыпались, как горох.
Артурия чуть нахмурилась:
– Возможно, надо подождать какое-то время.
– У меня тоже будет меч?
– Я не знаю. У тебя может быть что угодно.
– А у Искандера что? А у Гильгамеша? Этот дождь, который многоножку...
– Вниз.
– А?..
– Вниз!!
Диармайд подчинился на чистом инстинкте, бросаясь на жесткие камни, и буквально через долю секунды услышал, как у него над головой яростно зазвенел металл. На том же инстинкте он откатился из-под ног Артурии в сторону и краем глаза успел заметить, как она отбивает и отбрасывает мечом в сторону огромное раздвоенное жало на хвосте гигантского скорпиона. Откуда он взялся так близко, успел еще поразиться Диармайд, и как я мог его не услышать, а потом его будто осенило внезапным откровением – и он понял (знал всегда?). Не рухни он на землю, его непременно задело бы, либо жало (сильный яд, мучительная смерть), либо меч (минимум увечье). Баги, ошибки, материализуются любым способом, иногда реалистично, как те многоножки из-под камней, иногда просто из воздуха, как эта тварь, с которой дерется Артурия. Сейбер. Мечница. Помоги же ей, болван.
Выругав себя самого за короткий ступор, Диармайд поудобнее перехватил древки копий (копья появились у него в руках из ниоткуда, но он совершенно не удивился, словно проходил через это уже тысячи раз; на поясе еще висели мечи, но копья сейчас были уместнее; дерево грело ладони знакомо и правильно; Диа абсолютно точно знал, как и куда бить, будто всю жизнь только и делал, что сражался с гигантскими скорпионами) и, вложив все силы в один удар, засадил оба копья монстру прямо в узкую брешь хитиновой брони на брюхе – под идеально точным углом, добиться которого можно было, только атакуя снизу. Скорпион оглушительно зашипел и задергался, и в ту же секунду Артурия вонзила ему меч в глаз – по самую рукоять.
И в ту же секунду Диармайд будто очнулся, осознавая себя – он лежал на земле, из вспоротой туши чудовища на него сочилась какая-то дрянь, копья, казалось, намертво застряли в скорпионьем брюхе – КАКИЕ К ЧЕРТУ КОПЬЯ?! Откуда, как?! Что происходит, черт возьми?!
Все недавние объяснения Артурии просто улетучились из его мозга, слишком сильным был шок. Оказалось, столкнуться с багом лицом к... морде – это совсем не то, что наблюдать за танцами лучиков с экрана монитора. И если раньше Диармайд еще кое-как успокаивал себя, что, возможно, все это неправда, фантазии, выдумки – монстры, операторы, сражения, ну какой из него воин, он студент, черт возьми, официант! – то теперь – он все еще стискивал в руках копья, так сильно, что пальцы начинало сводить судорогой – теперь...
Его голова вдруг взорвалась острой, ослепляющей болью, и последнее, что он услышал, прежде чем отрубиться, был нежный и мертвый голос Госпожи:
– Добро пожаловать в систему, Лансер.

Из темноты до Диармайда доносились звуки, тихие и гулкие, будто по плохому каналу связи или очень издалека.
– Он что, разлогинился? – Гильгамеш, как всегда недовольный.
– Кажется, нет, – Артурия, немного задумчивая. – Просто подвис, слишком много новых данных.
– Лансер, да? Лансер – это хорошо, – Искандер, улыбается.
– Кстати, а почему Лансер? – снова Артурия. – Почему не Сейбер? У него были мечи тоже.
– В системе уже зарегистрирован оператор класса Сейбер, – Госпожа. Ее Диармайд слышал четче и громче других.
– А дублировать класс нерационально при наличии альтернативы, – Артурия, скорее мысли вслух, чем реплика в общий диалог.
– Гильгамеш, если ты возражаешь, я внесу твои возражения в отчет, – Госпожа. Диармайд краем сознания удивился: Гильгамешу-то что.
– Уйди с глаз, кода кусок, – ну, "золотко" не спутаешь ни с кем.
Диармайд приходил в себя медленно, будто выныривая на поверхность с большой глубины. Разлепив глаза, он понял, что лежит на низкой кушетке в уже знакомом охотничьем кабинете; рядом, на краешке кресла, присела Артурия – ее одежда уже сменилась со средневековой на современную. Искандер чем-то позвякивал возле бара. Гильгамеша в поле зрения не было – наверное, опять угнездился в углу со львом. Сам Диармайд чувствовал себя вполне сносно, если не считать головы: она не то чтобы болела, но ощущалась тяжелой, мысли слегка путались.
– Что такое "лансер"? – первым делом спросил он, еще прежде, чем попытался сесть.
Искандер пришел от бара и сунул ему в руки стопку водки:
– Глотни-ка, парень.
Диармайд послушно выпил, одним глотком, как лекарство. Удивительное дело, но в голове почти сразу прояснилось.
– Операторы различаются по способностям, – сказала ему Артурия после этого.
– На классы, – уточнил Диа полувопросом.
– Да. Лансер – мастер копья.
Диармайд наморщил лоб, размышляя.
– Но я кóпья до этого разве что в музее видел.
Артурия молча пожала плечами. У Диа возникло ощущение, что она опять чего-то не договаривает, но настаивать он не стал. Вместо этого сказал:
– А ты мечница.
– Да.
– А ты? – Диармайд перевел взгляд на Искандера.
– А я всадник, – ухмыльнулся тот и поиграл бровями: – Хочешь посмотреть на моего боевого скакуна?
Диармайд к своему стыду почувствовал, что краснеет. Гильгамеш в углу фыркнул. Артурия только вздохнула и смиренно сказала:
– Детский сад.

ГИЛЬГАМЕШ

По ночам из окна веяло прохладой.
Окно выходило в пустыню, и днем из него лениво и величественно, как магма, вливалась в комнату сухая жара. Гильгамеш никогда не закрывал окно днем: он любил жару, любил горячий воздух и палящее солнце – грелся на нем, как ящерица, часами просиживая на подоконнике; но по ночам в пустыне холодало.
Холода Гильгамеш не переносил. На ночь окно обычно закрывалось.
Впрочем, не всегда: сегодня, например, Гил изменил своим привычкам и сидел мерз. Ну, не то чтобы прямо мерз, холодок был вполне терпим, и главное – хорошо бодрил, отгоняя сонливость. Гильгамеш вздохнул и протер глаза: они уже начинали уставать от полуночного бдения за компьютером.
Его обняли со спины и ласково чмокнули в макушку. Оказывается, он так заработался, что даже не услышал шагов.
– Пошли спать, хабиби, – пробормотал Энки и зарылся носом Гилу в волосы. – Поздно уже.
Гильгамеш погладил его руки у себя на груди.
– Ложись, – сказал он, не оглядываясь. – Я закончу и приду.
Энки поцеловал его в висок:
– А что ты делаешь?
Гильгамеш не видел его, но буквально затылком чувствовал, как он косится на монитор, щуря глаза в ленивой попытке разобраться, что там к чему.
– Ставлю вчерашние обновления, – вдаваться в подробности Гил не стал: не хотел, чтобы еще и Энки морочил себе этим голову.
Энки мог бы сказать: но ты же занимался этим вчера. Или: а какие проблемы, что-то не работает? Но он всегда понимал Гила с полуслова.
Он задумчиво хмыкнул, лизнул Гилу шею, укусил его за ухо и задал один-единственный вопрос:
– Может, ну его?
– Энки, – проворчал Гильгамеш, уклоняясь от его губ и пряча улыбку. – Не отвлекай меня.
Энки с сожалением цокнул языком и выпрямился.
– Только не сиди до самого утра, – попросил он. – А то будешь завтра как зомби.
На прощание он мягко взъерошил Гилу волосы и ушел в спальню.
Гильгамеш проводил его взглядом и опять уткнулся в компьютер.
Еще с полчаса он колдовал над программами, а потом встал, прошелся по кабинету и остановился напротив окна. Легкий ветерок тут же коснулся его лица, щекотно прошелся по коже, огладил щеки, как нежный любовник. Утих на секунду и снова ожил, растрепал Гилу челку, мазнул по губам, дразня ноздри свежими ночными запахами.
Ветерок был, конечно, ненастоящим. Так же, как и окно, и пустыня за ним – за пределами Замка на этом уровне реальности были только мертвые камни и токсические отходы, Гильгамеш давно это усвоил. Но иллюзия – чистый воздух, жара и холод, дневные и ночные пейзажи снаружи – иллюзия была безупречной. При этом она, конечно, оставалась не более чем иллюзией, но Гил не придирался к нюансам.
Довольно долго он просто стоял, отрешенно глядя в чернильную темень перед собой, и слушал, как дышит пустыня.
– Райдер, – произнес он наконец, – ты это видишь?
– Как раз смотрю, Золотко.
Искандер – цифровая проекция Искандера – появился на фоне окна, и Гил машинально кивнул ему. Он еще помнил времена, когда это фамильярное "Золотко" бесило его неимоверно, первые годы их знакомства... сейчас казалось, что это было так давно.
Он взял из воздуха бокал красного сухого, покачал вино в хрустале и пригубил, наблюдая, как Искандер пролистывает на виртуальной плоскости монитора страницы задокументированных ошибок.
– Ты встречал когда-нибудь что-то подобное?
– Ну, ошибки – дело такое, – начал было Искандер, но Гильгамеш перебил его:
– Глаза раскрой.
Да, ошибки случались, в этом действительно не было ничего удивительного, но обычно их корни можно было отследить с точностью до конкретных символов в гипертексте. Обычно – но не в этот раз.
В этот раз при попытке проанализировать код Гильгамеш так или иначе приходил к выводу, что ошибки в обновлениях берутся буквально из ниоткуда.
Но это было невозможно. Просто так, без причины в замке Госпожи никогда ничего не происходило.
Искандер поскреб бороду.
– Любопытно, – только и сказал он, перечитывая логи с самого начала.
– Я так понимаю, ответ на мой вопрос – "нет", – нахмурился Гильгамеш, отпивая еще вина.
– Извини, что не оправдал твоих ожиданий, Золотко, – Искандер усмехнулся и поддел ногтем один из символов на мониторе. Это не произвело на символ никакого эффекта. – По-моему, это вообще какой-то принципиально новый инцидент. Ты у Госпожи спрашивал?
Гильгамеш наморщил нос:
– Нет.
Он ненавидел признаваться в своем неведении, особенно перед Госпожой, и Искандер прекрасно об этом знал, поэтому просто кивнул:
– Я спрошу. А с малышкой Артурией говорил?
Гильгамеш фыркнул и даже не удостоил этот вопрос ответом.
– Всё ссоритесь, – вздохнул Искандер. – Ладно, я сам. Она как раз скоро должна вернуться.
– А где она? – без особого интереса спросил Гильгамеш и зевнул.
– Извне, багов рубит, – Искандер улыбнулся с почти отеческой гордостью.
Гильгамеш приподнял бровь:
– Одна?
– С Берсерком, – уточнил Искандер, а потом посоветовал: – Ложись спать, Гил.
– Не указывай мне, шавка, – на автомате возмутился Гильгамеш и прервал связь, не прощаясь.
Он еще немного постоял у окна, допивая вино и позевывая в кулак. Когда вино закончилось, он удалил бокал из своего слоя реальности и ушел в спальню.
Окно за его спиной так и осталось распахнутым.
В спальне было темно и тихо. Энки давно спал, безмятежно раскинувшись на их кровати, и Гильгамеш чуть улыбнулся, глядя на его спокойное лицо.
Раздевшись, он осторожно, стараясь не разбудить, улегся рядом. Энки, не просыпаясь, приобнял его и пробормотал что-то сонное на неразборчивом арабском.
Гил прижался к нему теснее и отключился практически мгновенно.

ДИАРМАЙД

Клиентов было мало.
Оно и неудивительно: рабочий день, позднее утро, когда завтраки уже закончились, а обедать было еще рано. Диармайд обычно любил такие перерывы, используя свободное время, чтобы спокойно посидеть с чашкой чая и книгой. Так и сегодня: он пытался читать, устроившись за барной стойкой и уткнувшись носом в учебник по международному праву, но сегодня сосредоточиться для нормального восприятия текста у него просто не получалось.
Мысленно он то и дело возвращался в сон. Вспоминал мертвый мир "извне", теплоту и тяжесть оружия в руках, шипение, с которым подыхал на его копьях баг-скорпион. Добро пожаловать в систему, Лансер, остаточным эхом отозвалось у него в голове.
Диармайд закрыл глаза и беззвучно застонал. Похоже, ему не светило избавиться от этого наваждения ни днем, ни ночью.
На входной двери звякнул колокольчик, приветствуя новых посетителей.
От неожиданности Диармайд даже вздрогнул, но быстро совладал с собой и встал, чтобы встретить гостей. По правде говоря, он был здорово рад, что его отвлекли.
Гость оказался один: высокий, отчаянно лохматый парень в свободных штанах и яркой гавайской рубашке. Увидев Диармайда, он радостно улыбнулся, буквально-таки просиял, так, будто лучшего друга встретил. Диа вежливо улыбнулся в ответ.
– Добрый день, – поздоровался он, стараясь не таращиться на сережки в ушах клиента. Длинные, броские, они чуть покачивались в воздухе, когда тот двигался, и производили на Диармайда легкий гипнотический эффект. – Желаете что-нибудь сразу, или посмотрите меню?
– Чизкейк, – объявил клиент, усевшись за столик, – я желаю чизкейк. Я слышал, он у вас отличный, м?
И хитро подмигнул.
Диармайд застыл на месте.
– Я Кухулин, – продолжал вещать парень, игнорируя шок Диа, – а ты Диармайд О'Дувне, я знаю. Лансер, ну надо же!
Диармайд смог только открыть и закрыть рот, как рыба, вытащенная из воды.
– Я видел, как ты вчера во внешку ходил, с Артурией, а там баг, пыщ-пыщ, и потом Госпожа выдала тебе учетку, – не унимался лохматый, – я хотел прийти поздравить, ну и познакомиться заодно, но не смог, Искандер засадил меня обновлять антивирусы. Эй!
Клиент приподнялся из-за стола и пощелкал перед лицом Диа пальцами.
– Отомри.
– Я сплю?.. – неуверенно спросил Диармайд и на всякий случай протер глаза.
Клиент – Кухулин – ухмыльнулся:
– Отличный вопрос! Садись для начала, – и подтолкнул к Диармайду стул.
– Но... а как же чизкейк? – спросил Диа с запинкой.
– И чизкейк, – энергично кивнул гость, и на его столике тут же образовались две тарелки – разумеется, с чизкейком. Одну он подтянул к себе, другую сунул Диармайду.
Диармайд уже даже не удивился.
– Ты что, тоже оператор? – спросил он с любопытством, присаживаясь напротив. В кафе все равно было пусто, так что он вполне мог уделить Кухулину время.
– Угу, – опять закивал тот, жуя, а прожевав, уточнил: – Кастер. Слушай, действительно отличный чизкейк!
Его настроение было настолько заразительным, что Диармайд невольно улыбнулся.
– Кастер? – переспросил он. – Как это?
– Ну, – новый знакомый помахал вилкой, – если совсем по-простому, то маг. Файерболы, молнии, все дела.
И с аппетитом продолжил поглощать чизкейк.
– Я думал, операторов всего трое, – сказал Диармайд, наблюдая за ним.
– М? Не-е, – Кухулин мотнул головой. – Админов трое!
– Админов? – Диармайд напряг память, вспоминая подробности своих снов. – Это как Искандер?
– Да, и Артурия, и засранец белобрысый.
– Зас... кто?..
– "Заткнись, шавка", – передразнил Кухулин, скорчив смешную рожу. – "Врата Вавилона!"
Диармайд не выдержал и засмеялся.
– Значит, они главные? – спросил он. – Типа начальство?
– Типа, – хмыкнул Кухулин с таким видом, что сразу становилось понятно, в каком гробу он видал субординацию. – Ты будешь есть?
– Что?.. – Диармайд и думать забыл о своем чизкейке, да и не до еды ему было, когда тут такой гость интересный. Он улыбнулся и переставил свою тарелку поближе к Кухулину. Кухулин облизнулся, как довольный кот.
– Откуда этот чизкейк вообще взялся? – задал Диа вопрос, который интересовал его уже давно, но до которого все никак не доходил разговор. – А Гильгамеш кофе себе наколдовал... как вы это делаете?
– Легко! – объявил Кухулин, принимаясь за вторую порцию. – Смотри.
Он не произносил заклинаний и не делал драматических взмахов руками, разве что жевать перестал на секунду. Но мир вокруг Диармайда... нет, не перещелкнулся, и даже не зарябил, как воздух в прошлый раз у Искандера с Гильгамешем. Мир... расслоился и вышел из фокуса, так, словно Диа смотрел через объектив, на котором сбились настройки резкости.
Ему было бы сложно описать это словами. Он сам и Кухулин оставались на "нормальном" слое, изменения их не задели. Все остальное выглядело чуть размытым и чуть искаженным в перспективе, но главное – Диармайд ощущал это очень четко, каким-то новым шестым чувством – оно не было настоящим. Вирт, будто шепнули Диармайду на ухо. Конструкт. Иллюзия.
От всех этих метаморфоз мироздания у Диа закружилась голова.
– Смотри! – дернул его Кухулин (и очень вовремя: еще немного, и Диармайд подвис бы окончательно). А на размытом слое реальности между тем проступали ровные, аккуратные строки – целые абзацы! – совершенно непонятных для Диа символов. Странные знаки, цифры, формулы; Диармайд смотрел во все глаза. В этих строках ему виделась какая-то необъяснимая строгая красота, и он залип на ней намертво, впечатленный до мурашек по коже.
Гипертекст, снова услужливо всплыло у него в мыслях.
– Ух ты, – зачарованно отозвался Диармайд вслух.
– А вот чизкейк! – радостно сообщил ему Кухулин и ткнул пальцем в случайный (на первый взгляд) набор символов.
Диармайд моргнул:
– В смысле?
– В прямом! Это тарелка с чизкейком, которая стоит у тебя на витрине. А теперь я беру ее и копирую... – Кухулин обвел символы пальцем, и они слегка засветились, – к нам на стол.
Он указал на другую область текста, светящиеся символы переместились, и Диармайд краем глаза увидел, как в расфокусированной реальности на столике перед ним появилась тарелка с десертом.
– Но допустим, мы не хотим это есть, – продолжил Кухулин, прежде чем Диа успел отреагировать. – Допустим, мы не голодные.
Он усмехнулся и постучал по только что скопированному коду ногтем. Подсвеченные символы исчезли; тарелка перед Диармайдом исчезла тоже.
– Здорово, – искренне восхитился Диа.
Кухулин с ухмылкой подтвердил:
– А то! – и слопал последний кусочек чизкейка.
А мир вокруг них дрогнул и вернулся в привычное Диармайду состояние.
Цельный. Четкий. Вот только ощущение ненастоящести еще долго не давало Диа покоя, осев, как послевкусие, на языке, на кончиках пальцев, на периферии зрения.
Колокольчик на двери снова зазвенел, возвращая его к реальности (к реальности?). Диармайд обернулся: в кафе ручейком вливалась шумная стайка ребят, похоже, студентов – то ли пары прогуливали, то ли пообедать пораньше хотели; они рассаживались за столики, переговаривались, кто-то пошел рассматривать пирожные на витрине. Одна девушка состроила Диа глазки, поймав на себе его взгляд.
Уже поднимаясь на ноги, Диармайд обернулся к Кухулину:
– Прости, надо работать, – сказал он с извиняющейся улыбкой.
– Ммм, – мечтательно протянул тот. – А та рыженькая ничего. Я бы за ней приударил!
– Э-э, – только и ответил Диа, сбитый с толку внезапностью этого заявления.
Кухулин посмотрел на него и засмеялся:
– Шучу. А даже если бы и не шутил, все равно мне тоже пора. Проклятый антивирусник надо дообработать напильником, обновления были кривые, что ли...
Он облизал вилку, блаженно вздохнул, а потом вдруг тоже состроил Диармайду глазки... и пропал.
Диармайд постоял, уставившись на его пустой стул, задумчиво покачал головой и пошел принимать заказы у компании студентов.
Ему оставалось лишь надеяться, что никто из присутствующих в кафе не обратил внимания на посетителя, который средь бела дня, как ни в чем не бывало, просто взял и иcчез.

Следующая ночь прошла без приключений, Диармайд спал как убитый – зато утро встретило его запахом сожженных гренок.
Какое-то время он игнорировал этот запах, пытаясь убедить себя, что Ойсин большой мальчик и сможет справиться с любой проблемой сам. Тем более будильник пока молчал, а значит, у Диармайда было еще время для сна.
Он выдержал почти пять минут. Потом встал, натянул штаны и пошел на кухню.
– Четыре минуты и сорок три секунды, – возвестил Ойсин и рассмеялся. – Твой новый персональный рекорд! В прошлый раз было три минуты.
– Ты невыносим!
– А ты спаситель криворуких музыкантов. Кстати, ты же помнишь, что сегодня вечером в "Старом Дублине" будет концерт?
– Там каждый вечер какой-нибудь концерт, – Диармайд заглянул в холодильник, достал бекон и яйца. – Будешь яичницу?
– Конечно, буду! – оживился Ойсин. – И это будет не какой-нибудь концерт, а мой, то есть наш, в смысле.... Разве я не говорил, что моя группа будет выступать?
– Нет.
– Я не мог! Ты просто забыл. Заработался, заучился, задол…
– Хорошо, – Диармайд легко согласился. Спорить с Ойсином было бесполезно, да и смысла не имело. – Я все равно сегодня работаю до полуночи, так что послушаю вас в любом случае.
Ойсин довольно хмыкнул и потянулся.
Завтрак вскоре был готов, а потом и съеден. Будильник давно отзвенел – пора было на учебу.
Первая половина дня прошла как обычно: три пары и два часа в библиотеке. Приключения начались ближе к вечеру, когда Диармайд шел на работу. У самого входа в "Старый Дублин" его встретил Кухулин.
– Привет! – просиял он белозубой улыбкой. – Ты-то мне и нужен!
– М? – многозначительно ответил Диармайд. – Зайдешь? – он уже почти толкнул входную дверь.
– Нет, – заговорщицки ответил ему Кухулин. – Не зайду. И ты тоже.
Он ухватил Диармайда за запястье, и мир пошел рябью.
Диармайд еще не привык к этим мгновенным перемещениям и какое-то время приходил в себя, озираясь. Кажется, Кухулин притащил его в Замок Госпожи.
– Лансер! – услышал он вместо приветствия, и к нему подошла Артурия. – Не стой столбом, у нас слишком мало времени.
– Деловааааая, – усмехнулся Кухулин и немедленно получил в ответ гневное:
– А тебе бы побольше серьезности, Кастер!
– Во как ругается! – притворно испугался тот.
– Все уже давно на месте, ждем только вас.
– Ну, вот они мы, детка! – Кухулин подошел к Артурии и приобнял ее, тут же получив тычок в бок.
– Но у меня рабо… – попробовал заикнуться Диармайд.
– Твоя работа подождет, парень, – из глубокого кресла перед большим экраном встал Искандер. – Сегодня тебе нужно будет многому научиться и кое с кем познакомиться. Так, хватит прохлаждаться, за дело, ребята.
– Поехали! – крикнул Кухулин, и мир опять пошел рябью.

Место, где они оказались, Диармайд раньше не видел. Больше всего оно было похоже на огромный греческий амфитеатр: относительно плоская сцена и уходящие к небесам ряды-ступени.
– Ну, как тебе? – рядом с Диармайдом появился Кухулин в странных одеждах и с посохом в руках.
– Отставить лишние разговоры! – перебил его Искандер, огляделся, а потом повернулся к Диармайду: – Лансер, тебе сегодня предстоит узнать, кто из операторов как сражается.
– Ага, чтобы никто не прищемил тебе хвост в пылу боя, – хохотнул Кухулин и стукнул посохом по каменному полу.
– Именно, – согласно кивнул Искандер.
– Давайте посерьезнее! – одернула их Артурия, вытаскивая из ножен меч. – Где остальные?
– Должны быть здесь.
– Ладно, начнем без них. Лансер! – Артурия отшвырнула ножны в сторону, сжала рукоять меча крепче и бросилась на Диармайда. – Защищайся!
– Как?.. – только и успел выдохнуть Диа, но его тело знало, что нужно делать, куда лучше него самого.
Красное копье отбило меч в сторону, а желтое едва не задело плечо Сейбер, промазав на каких-то пару миллиметров.
– Быстрее! – рявкнула Артурия, и Диармайд едва успел уйти из-под удара, почти рухнув на землю.
С каждым движением он вспоминал все больше. Знания сами всплывали у него в голове, Диармайд даже не успевал их проанализировать – они словно возникали из ниоткуда, и он ими пользовался.
– Быстрее! – требовала Артурия.
Темп сражения возрастал.
Диармайд раньше даже не подозревал о том, что может так быстро двигаться, так умело обращаться с копьями.
– А ну, Малышка, в сторону! – на смену Артурии пришел Искандер. – Давай, парень! Покажи, на что ты способен!

@темы: Fate/Zero, Fate/stay night, Арчер (Гильгамеш), Биг Бэнг, Кастер (Кухулин), Лансер (Диармайд), Райдер (Искандер), Сэйбер (Артурия), фанфики

Комментарии
2016-10-24 в 09:18 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-24 в 09:18 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-24 в 09:18 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-24 в 09:19 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-24 в 09:20 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-24 в 09:21 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-24 в 09:21 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-24 в 09:22 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-24 в 09:22 

Kagami-san
Жизнь, вселенная и всякое такое... (с)

2016-10-27 в 14:39 

blackcat-kuroneko
Здорово написано. Понравилась проработка мира и образы персонажей Фэйта в цифровой вселенной.
Особенно впечатлили Кухулин (ходячее обаяние) и Коджиро (сцены с его участием вызывали ощущение умиротворения и... желание выпить чаю).
Арты красивые. Первый, с Диармайдом, выглядит очень эффектно - прямо как постер к фильму.

2016-10-28 в 06:56 

Ms Lyra
glassman
Здорово написано. Понравилась проработка мира и образы персонажей Фэйта в цифровой вселенной. Особенно впечатлили Кухулин (ходячее обаяние) и Коджиро (сцены с его участием вызывали ощущение умиротворения и... желание выпить чаю). Арты красивые. Первый, с Диармайдом, выглядит очень эффектно - прямо как постер к фильму.
Спасибо!

Понравилась проработка мира
За это спасибо отдельное - я сейчас начала 2-ю часть, и проработка мира делает моей голове больно :gigi:

А Кухулин лапочка, да :evil:

   

Fate/stay night

главная